Мечта

Мечта

Где-то

Я не люблю, что я смертен,
мне жалко что я неточен.
Многим  лучше, поверьте,
частица дня единицы ночи.
Мне жалко что я не смогу летать,
Мне необычно, что я при взгляде
на две одинаковые вещи
не вижу что они пытаются
быть похожими.

Она оттолкнулась головой от стены и подняв вверх руки, с криком: «у-у-ух!» подкатилась к столу.
— Я тебя не отпускаю, Данилова. Скажу радостную для тебя вещь: «Я стала подписчиком твоих литературных упражнений. Экзерсис, если по-французски» — она еле смогла сдержать смех. — Я не стану спрашивать тебя «что это?» Потому что я не так глупа, как те, кто скажет: «Это бред!» Знаешь, Данилова, я хочу, чтобы ты услышала, как Я прочитаю это. Я прочитаю этот твой манифест тебе так, чтобы ты поняла, наконец, дурёха: «Этот мир создал Дарвин!»
Послушаешь меня? — она вышла из-за стола, сняв верхний лист из стопки.


Таня подняла глаза, и сразу узнала, салатового цвета, лист, вырванный из Аниного дневника:
«Как хочешь, женщина. Путь к феномену, созданному богом в качестве благодарности человеку за его жизнь здесь, человеку, побеждающему сомнение, неверие и гордыню, когда-то начинается у каждого. Но выдержать Достоинство пребывания здесь в теле, в котором выросла душа, смог пока только один. И это был не Дарвин!»
Женщина исподлобья посмотрела на Таню, и передёрнувшись, сглотнула нервный комок застрявший в горле. Она уставилась в окно, еле слышно шепча:
— Бога нет!

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.